Одна из актуальных тем последнего времени — применение BIM-технологий, позволяющих участникам строительного рынка существенно экономить время и деньги. Дословно building information modeling переводится как информационное моделирование здания. Создаваемая трехмерная модель содержит всю информацию об объекте, необходимую не только для его проектирования и строительства, но и для эксплуатации. По сути, в одном месте концентрируется весь полезный «контент», начиная с марки бетона, использованной для конкретной балки, и заканчивая стоимостью розетки на третьем этаже.

«Визуализация всех систем и элементов здания позволяет рассчитывать различные варианты их компоновки, производить анализ эксплуатационных характеристик, упрощая выбор оптимального решения», — поясняет Андрей Белюченко, директор департамента градостроительной деятельности и архитектуры Минстроя России. Также на объемной модели наглядно видно, какие ошибки и неточности допущены, а значит, устранять недостатки можно уже «на берегу», а не на объекте, что, разумеется, значительно упрощает процесс проектирования. Немаловажен и «антикоррупционный» аспект, ведь компьютер производит точные расчеты, доступные как инвестору, так и подрядчику, а значит, при всем желании сослаться на перерасход средств не удастся.

ДЕЛО ДОБРОВОЛЬНОЕ

Однако, несмотря на очевидные удобства BIM-технологий, реальных пользователей этого инструмента в России пока единицы. Одна из причин — экономическая. Прежде чем внедрять данное ноу-хау, проектная организация должна закупить соответствующие компьютерные программы, как правило иностранного происхождения, более мощную технику, а самое главное — обеспечить обучение сотрудников, ведь для большинства отечественных специалистов эта сфера пока еще terra incognita. «Также надо заметить, что обычно генеральными проектировщиками выступают архитектурные компании, которые оставляют себе большую часть денег и на все прочие разделы приглашают или фрилансеров, или небольшие компании, — подчеркивает Вера Бурцева, председатель комитета по энергоэффективности и устойчивому развитию Российской гильдии управляющих и девелоперов. — Организовать работу такого коллектива в случае BIM-проектирования будет сложнее, потому что все должны работать с одной моделью. Уже не получится раздать разделы проекта, а потом, не увязывая их друг с другом, собрать тома и сдать заказчику». Кроме того, для эффективной организации процесса нужен специальный сотрудник — BIM-менеджер. А такие специалисты у нас пока еще в дефиците.

Как и в случае с любым благим начинанием, внедряющимся на добровольной основе, реально ускорить освоение этой технологии поможет только стимулирование на государственном уровне. За рубежом, например, действует стандарт, обязывающий застройщика применять BIM-моделирование в случае, если здание возводится на бюджетные деньги. В Минстрое также отмечают, что использование систем автоматизированного проектирования может быть полезным при строительстве объектов за счет как инвесторов, так и бюджета. По словам Андрея Белюченко, в настоящий момент министерством реализуется «План поэтапного внедрения технологий информационного моделирования в области промышленного и гражданского строительства». Уже проведена экспертиза нескольких пилотных проектов, разработанных с его использованием. Для «беспрепятственного применения в России BIM-технологий» уже в течение этого года планируется скорректировать ряд нормативных актов. При этом в 2017 году предполагается перевести «в режим BIM» часть госзаказов на проектирование и в дальнейшем постепенно увеличивать их объем. Все это должно стать стимулом для массового внедрения технологий информационного моделирования.

ДЕРЕВЯННЫЕ АРГУМЕНТЫ

Также с недавних пор в Минстрое активно обсуждаются перспективы развития деревянного домостроения. Сегодня четверть домов на рынке малоэтажной загородной недвижимости строится из древесины, однако для страны в статусе лесной державы это, конечно, капля в море. В многоэтажном строительстве дерево у нас по-прежнему не рассматривается как основной стройматериал. Меж тем на Западе уже не только появляются «деревянные» кварталы, но и возводятся деревянные небоскребы. По информации Минстроя РФ, в Канаде, 34% площади которой покрыто лесами, дома, построенные с применением древесины, составляют около 90%. Аналогичная картина и в США, на 33% состоящих из леса, а также в Швеции и Финляндии, «зеленых» на 68% и 72% соответственно. Причем речь идет не только о коттеджах «на одну семью», но и о зданиях высотой в 6–8 этажей.

Древесина хорошо «вписывается» в глобальный курс на экологичность, давно взятый Европой. Этот стройматериал не только абсолютно безопасен для здоровья людей, поскольку имеет уникальное строение, способствующее постоянному воздухообмену, но и обладает рядом свойств, делающих его использование крайне выгодным. В их числе прекрасная звукоизоляция, а также сравнительно малый вес и быстрота обработки, что позволяет ускорять сроки сдачи возводимого объекта. Так, наружные стены здания площадью 200 кв. м по современной каркасной технологии собираются буквально за 2–3 дня, при этом аналогичная «опция» с применением бетонных блоков займет примерно полгода. «Клееный брус в отличие от других стройматериалов имеет совершенно уникальные характеристики, — добавляет Алексей Поляков, председатель правления Совета по экологическому строительству в России. — При соответствующей обработке он становится прочнее и устойчивее к растрескиванию, скручиванию и воздействию огня, поэтому из него можно создавать более длинные пролеты, например. Также дерево обладает прекрасной теплоизоляцией, а значит, для обогрева деревянного дома нужно меньше тепла».

При столь солидном спектре преимуществ непопулярность дерева у российских строителей, мягко говоря, вызывает недоумение. Однако на деле оказывается, что девелоперы просто не готовы к лишним проблемам, с которыми неизбежно придется столкнуться при переходе на «новый уровень». «Если вы создаете что-то инновационное или просто пытаетесь внедрить нечто новое, у вас обязательно будут проблемы с согласованиями, ведь наша нормативно-правовая база крайне устаревшая и консервативная, — уверен Алексей Поляков. — Кроме того, слишком сильно лоббирование традиционной экономики, традиционных материалов и подходов. Когда на бетоне и кирпиче делаются целые состояния, нет смысла переходить на древесину. Хотя, например, она широко применяется в США».

Российское законодательство действительно пока не слишком способствует развитию деревянного строительства. Например, действующий закон запрещает возводить дома из дерева выше 5 м и площадью больше 500 кв. м. Кроме того, на уровне государства не предусмотрены никакие привилегии для тех, кто делает ставку на экотехнологии. Поскольку те же панельные дома строить гораздо проще и дешевле, чем деревянные, особых стимулов двигаться в этом направлении у девелоперов нет. А с учетом того, что перспективы покупательского спроса «зеленого» жилья невелики — ведь для большинства россиян главным критерием остается низкая цена, а не наличие экологического сертификата объекта, — экономический смысл вообще теряется.

Очевидно, что без господдержки в данном случае также не обойтись. Например, в Австрии законодательно определено то, что не менее четверти домов в стране должно строиться с применением деревянных конструкций. Справедливости ради стоит отметить, что и в России некоторые подвижки в этом направлении есть. В Минстрое создана специальная рабочая группа, уже обсуждается введение квот на использование продукции деревянного домостроения в государственных программах по строительству зданий и сооружений в регионах. Также идет работа по актуализации нормативно-технических документов, регламентирующих применение деревянных конструкций при строительстве.

«МГНОВЕННАЯ» ЭКОНОМИКА

Пока же дерево в многоэтажном строительстве преимущественно используется для отделки премиальных комплексов. Кстати, именно класс здания, по словам вице-президента компании «Галс-Девелопмент» Алексея Гончарова, задает тон в применении тех или иных технологий и материалов. В соответствии с принятой классификацией премиальные объекты должны обладать определенным набором параметров в части архитектурных решений, инженерии и отделки. «На уровне архитектурных решений зарекомендовавшей себя технологией является система вентилируемых фасадов, а также установка специальных ниш для наружных блоков кондиционеров, — приводит примеры эксперт. — В обустройстве территории широко используется концепция “двор без машин”. Вокруг жилых корпусов проектируется круговая дорога для въезда спецтранспорта, а для жителей строится многоуровневый подземный паркинг».

Подобные решения отвечают стандартам «зеленого» строительства. Это еще один глобальный тренд, по части которого мы также отстаем от прогрессивных Европы и Азии. Использование любых ноу-хау должно быть обусловлено не только уверенностью в рациональности и безопасности их внедрения, но и экономикой проекта, отмечает Алексей Гончаров. «Как правило, многие современные технологии предполагают закупку импортного оборудования, что удорожает проект в среднем на 15–20% и ложится на плечи жителей, которым впоследствии придется платить за дорогостоящую эксплуатацию», — резюмирует он. Решения и материалы с приставкой «эко» как раз обходятся чуть дороже базовых, поэтому вполне логично, что ставку на них сегодня, как правило, делают девелоперы, строящие отнюдь не эконом-жилье.

Впрочем, бывают исключения из правил. Яркий пример— первый энергоэффективный дом в Тульской области «Дом надежды», реализованный в рамках программы фонда ЖКХ. Целью этого проекта стало переселение людей из ветхих аварийных домов в современные «зеленые». «Хочу отметить, что возведение подобных социальных экообъектов является уникальным опытом даже для стран Европы и США, — говорит Андрей Белоедов, исполнительный директор по продажами маркетингу компании REHAU в Восточной Европе, принимавшей участие в строительстве.— В здании используется комплекс разработок компании, в частности система водоснабжения и отопления RAUTITAN, совместимая с домовой котельной и солнечными коллектора- ми. Однако здесь важен даже не сам факт применения передовых решений, а то, что это не пошло вразрез с концепцией социального строительства». Стоимость квадратного метра жилья в 17-квартирном доме составила около 40 тыс. рублей. Секрет в точных расчетах, включающих энергомоделирование.

Этот инструмент, позволяющий создать энергетическую модель объекта и просчитать эксплуатационные затраты по каждому из ресурсов, а затем оценить, окупятся ли инвестиционные затраты, пока еще не слишком популярен у отечественных застройщиков. Большинство из них не учитывают стоимость жизненного цикла здания, а рассчитывают лишь на быструю финансовую отдачу. Очевидно, что главный закон современного рынка — сократить расходы здесь и сейчас, не думая о завтрашнем дне, — еще один существенный барьер для проникновения прогрессивных технологий, ведь многие из них обладают отложенным экономическим эффектом.

Мария Егорова, «CITYMAGAZINE»