Как вы оцениваете перспективы новой программы по реновации хрущевок в Москве?

Программа должна сделать качество жизни в Москве, пожалуй, одним из лучших в мире. Это не какие-то красивые слова. Подобные проекты точечно реализуются в Берлине, в городах США, но улучшить жизнь обычным гражданам в таком масштабе взялись только в Москве. Предполагается не только же снос пятиэтажек и строительство на их месте большего объема жилья. В столице произойдет трансформация всей инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры. Ведь это целый комплекс изменений жизни столицы.

Не затормозится ли развитие каких-то территорий на фоне реализации такой масштабной программы — например, Новой Москвы или бывших промзон?

Пока будет идти реновация пятиэтажек в Москве, на присоединенных территориях будут реализовываться уже начатые проекты. Перегибов в ту или иную сторону не должно произойти, город должен развиваться единой агломерацией. Мне кажется, что департамент развития новых территорий правительства Москвы подходит к вопросу очень профессионально и понимает, как должна развиваться Новая Москва. Думаю, что все просчитано и будет соблюден необходимый баланс.

Единственное, на чем может сказаться программа сноса пятиэтажек, это на реорганизации промзон.

Проводили ли вы свою оценку, в какую сумму может обойтись реализация программы?

Мы своих подсчетов не делали. Наша основная задача — не посчитать затраты, а учесть все законодательные тонкости, избежать подмены понятий при создании качественной и комфортной городской среды.

Видите ли вы уже первые результаты работы обновленного закона о долевом строительстве

Сейчас, на мой взгляд, самое важное, что застройщики стали более подробно и глубоко открывать информацию о себе и тех проектах, которые они начинают. Это те требования, которые как раз вступили в силу с 1 января 2017 года. Сегодня мы действительно добились того, что любой человек без специального образования может зайти на сайт застройщика и увидеть информацию по новым проектам: оценить комплексное развитие территории, посмотреть, каким будет дом, какие сроки строительства, какие социальные объекты планируется построить, какая ситуация с транспортными развязками и т. д.

Второй момент, который важен, прежде всего, для потребителя, изменения в закон о рекламе. Это требования к той информации, которую размещают на билбордах, в интернете и т. д., чтобы компании не обманывали граждан.

С 1 июля 2017 года также вступают в силу требования к уставному капиталу застройщиков. Если они не будут исполняться, контролирующие органы смогут отказывать компаниям в выдаче положительного заключения о соответствии для регистрации первого договора долевого участия, то есть не позволят привлекать средства граждан. Практика строительства многоквартирных домов на средства будущих собственников существует не только в России. При этом банки оценивают риски проектного финансирования минимум в 12–15% при среднем кредите, а деньги граждан достаются застройщику бесплатно. Получается серьезная экономия, и стоимость квадратного метра не растет. Все свои издержки и затраты компания закладывает в стоимость квадратного метра, а не вычитает из своей прибыли.

Есть ли уже какая-то нервозность среди застройщиков относительно поправок об уставном капитале?

В этой части нет. Есть нервозность в другом. Мы ввели требования к проектным декларациям. Объем документов, которые теперь заполняют застройщики, конечно, колоссальный. Я думаю, мы совместно с компаниями что-то поменяем, для того чтобы не было избыточных требований.

Еще есть не зависящая от нас тревога, связанная со сроками регистрации договоров долевого участия (ДДУ). К нам обращаются крупнейшие застройщики страны. Сейчас вводится электронное взаимодействие через многофункциональные центры. Это правильный вектор развития. Но особенно в Москве и Московской области те компании, которые продают в день очень много квадратных метров, сталкиваются с проблемой регистрации.

В настоящее время, мы с Росреестром обсуждаем, как выходить из сложившейся ситуации. Когда ты строишь не один-два, а одновременно 10 объектов, при этом финансирование на 90% идет за счет средств граждан, поток ежемесячного объема денежных средств на достройку не должен сокращаться только из-за сложностей с регистрацией ДДУ. Это может превратиться с снежный ком, который приведет к проблемам с финансированием строительства.

Как этого не допустить?

Либо создавать специальные регистрационные окна, либо налаживать работу в МФЦ — улучшать подготовку сотрудников, которые принимают документы. Это важная работа. Я думаю, мы совместно с Росреестром скоро в рабочем порядке снимем это напряжение, которое возникает у застройщиков просто из-за того, что они боятся потерять денежный поток, необходимый для поддержания стройки.

Ожидаете ли вы укрупнения застройщиков по стране?

Укрупнение заметно, особенно в столичном регионе. Последняя большая сделка — слияние ПИКа и «Мортона», одних из крупнейших застройщиков по объему ввода в Москве и Московской области. То же самое происходит и в регионах. Мы в этом не видим ничего плохого: все-таки компании с уставным капиталом в 10 тыс. руб., как нам кажется, не должны привлекать средства граждан. Пожалуйста, стройте, берите кредит в банке, но начинайте продавать после того, как ввели дом в эксплуатацию.

Количество застройщиков может сократиться. Но существуют показатели, которые дают нам уверенность в том, что рынок все равно остается конкурентным и отсутствует ценовая монополия, то есть не происходит никаких сговоров в части корректировки стоимости квадратного метра жилья.

Первые два — это количество зарегистрированных договоров долевого участия и объем выдаваемой ипотеки на этапе строительства. Темп выдачи ипотечных кредитов в 2016 году увеличился, особенно на первичном рынке. По данным ЦБ в 2016 году объем выданных ипотечных кредитов составил 1,47 трлн руб., что на 27,2% больше, чем годом ранее. Объем зарегистрированных сделок по ДДУ вырос по сравнению с 2015 годом более чем на 3%. Третий основной показатель — это то, что объем ввода индустриального жилья в общем объеме ввода составляет более 60%. Если раньше индивидуальное и жилищное строительство были в равных долях, то последние два-три года мы системно и точечно поддерживаем индустриальное домостроение, и это дало свой результат.

Что вызывает основное беспокойство?

С учетом того, что экономика пошла вверх, а рынок жилищного строительства достаточно волатильный, то кризисные явления, которые в каких-то сферах экономики видны моментально или через год-полтора, в нашей отрасли проявляются через два-три года. Поэтому единственное, что вызывает небольшое опасение, это прогнозируемые переносы сроков ввода домов в эксплуатацию и, вполне вероятно, банкротства тех или иных компаний, привлекающих средства дольщиков, не оправившихся от кризисных явлений в экономике.

Но нас это не пугает, потому что последние изменения в закон о банкротстве, принятые в конце 2015 года, позволили создать механизм, который дает возможность при банкротстве застройщика выделить объект из общей конкурсной массы и через наше комиссионное решение о приобретателе передать этот объект другому застройщику, очистив объект от долгов, не связанных с обязательствами перед гражданами — участниками строительства.

Сколько уже подобных заявок вы получили?

Около 30, а положительные заключения выдали только по трем, потому что мы очень внимательно следим за полнотой подаваемой информации, качеством застройщиков и соответствием всем критериям. В Московской области было выдано положительное заключение по ЖК «Гусарская баллада», объект достроит ООО «Осенний квартал». Еще два заключения были выданы: в Москве ЖК «Wood House» (ООО «Велесстрой») и в Иркутске АО «Иркутское региональное жилищное агентство».

Бывший глава стройкомплекса Подмосковья Герман Елянюшкин активно выступал за механизм внесудебного изъятия долгостроев. Что с этой идеей в итоге?

Она так и не была реализована, так как любое изъятие объекта без суда в рамках действующего законодательства может быть отнесено к категории произвола со стороны государства в лице тех или иных его органов. По сути, конечно, идея Германа (Елянюшкина. — RNS) заслуживает более пристального изучения, она может позволить сократить срок достройки объекта кратно. Но в рамках действующего законодательства это реализовать невозможно.

Ранее вы говорили, что банкам не хватает кадров для работы по обновленному закону о дольщиках в случае введения эскроу-счетов. Но эскроу-счета в поправках появились.

Если мы смотрим на историю с эскроу-счетами, которая действительно прописана как альтернатива, то речь идет не о том, что персонала не хватит, а об отсутствии компетенции у банков для того чтобы оперативно, качественно и недорого оценить риски, сформировать постоянный поток денег для девелопера и организовать получение денег от граждан на специальные эскроу-счета. Главное во всем этом — цена вопроса. Пока она будет варьироваться на уровне проектного финансирования — в районе 10%, может чуть больше, чуть меньше — это бесперспективно для банков, застройщиков и покупателей. Гарантии, что объект в этом случае обязательно будет достроен, я бы тоже не дал. А вот удорожание привлекаемых денег и, как следствие, удорожание квартиры — это реальность.

Можно предположить, что в Москве побочные эффекты эскроу-счетов будут не настолько ощутимы и механизм заработает. Финансовая нагрузка ляжет на себестоимость и не переложится на гражданина. А вот в субъектах, где цена квадратного метра в качественном проекте составляет 40–45 тыс. руб. за кв. м, прибавление 10% к стоимости отсечет достаточно большой контингент покупателей, готовых приобрести жилье в ипотеку. Это действительно очень дорого для потребителя в регионах.

Вы также предлагали проверять целесообразность выделения земель для индивидуального жилищного и дачного строительства многодетным семьям. Работаете сейчас над этим?

Да, это важная история. Здесь хочется избежать популизма и формальной отчетности со стороны субъектов по реализации этих программ. Была практика, когда выдавались земельные участки, но целые гектары оказывались совершенно непригодными для жилищного строительства. Потом к этим «жутким» участкам за сумасшедшие деньги пытались подвести инженерную инфраструктуру, для того чтобы хоть что-то можно было начать строить. Кроме того, иногда даже не было перспектив строительства дорог и запуска общественного транспорта, чтобы можно было добраться до города. Поэтому если мы оставляем эту меру как один из вариантов поддержки обеспечения земельными участками многодетных семей, то это должно делаться по принципу «под ключ». Субъектам необходимо очень внимательно оценивать баланс затрат и будущую эффективность вовлечения этих земель.

Будете разрабатывать законопроект?

Думаю, что мы просто в ручном режиме отработаем с субъектами этот вопрос. У профильных вице-губернаторов должна быть персональная ответственность за все в этом процессе: от выделения земель многодетным семьям до контроля за долевым строительством на этих участках.

Достаточно ли существующих мер поддержки жилищного строительства?

Меры поддержки жилищного строительства делятся на две части — стимулирование предложения и спроса. В поддержке предложения сейчас важную роль играет субсидирование строительства детских садов, школ и другой социальной инфраструктуры, а также внутриквартальных дорог и инженерных сетей в проектах комплексной жилой застройки.

С другой стороны, это прозрачные четкие правила игры на рынке и минимальные изменения законодательства. Цикл комплексного освоения территории подчас превышает срок в три-пять лет, и получается, что девелопер начинает строить по одним правилам, продолжает строить по другим, а вводит объект — по третьим. Это приводит к увеличению себестоимости проекта. И, самое главное, застройщик не уверен в завтрашнем дне. Также актуально дальнейшее снятие административных барьеров, но и тут важно не перегибать.

Что касается поддержки спроса, то было много жарких споров по поводу окончания программы субсидирования процентной ставки по ипотеке до 12%. Но посмотрите, что сделал Сбербанк и ВТБ — они снизили ставку до 10,9% и 10,4% соответственно, без какой-либо господдержки. Впрочем, если экономическая ситуация вновь измениться в худшую сторону, мы готовы заново запустить программу субсидирования.

Чтобы выйти на показатель 100 млн кв. м в год, нужно иметь гарантированный источник предоставления земель под жилищное строительство, механизмы вовлечения промзон, реновации застроенных территорий, стабильный спрос на жилье. Нужно создавать конкуренцию в качестве проектов. Важно, чтобы люди верили застройщикам и не боялись вкладывать деньги на этапе строительства, а этому должны способствовать комплексные изменения 214-ФЗ. Необходимо попробовать «поженить» инвестиционные программы субъектов и инженерных монополистов.

Банк «Российский капитал» не перейдет под контроль АИЖК, пока не будут приняты все решения в отношении закрытия финансовой дыры СУ-155. Есть ли уже какие-то решения?

Решения готовятся, в самое ближайшее время будут приняты все корпоративные процедуры по итогам ряда совещаний у руководства страны. В любом случае на сроках достройки объектов СУ-155 это никак не скажется. Если только в лучшую сторону.

Правда ли, что СУ-155 прекратит свое существование после выполнения всех обязательств перед гражданами?

Такое не обсуждается. У компании есть большая производственная база, которую можно в дальнейшем вовлекать в жилищное строительство.


«Rambler News Service»