«СГ»: Владимир Геннадьевич, почему тема создания нового технического комитета приобрела такой резонанс?

Владимир Гагарин: Система технического регулирования на сегодняшний день не идеальна, многие проблемы являются наследием переломных лет в нашей стране. Например, ощущается острая нехватка профессиональных кадров, недостаток адекватных исследований материалов и конструкций. Но система развивается и вполне может удовлетворить потребности государства и общества. И увеличение количества ТК, в принципе, никак не решает проблемы. Риски же для отрасли очевидны. Появление новой организации приведет к переделу структуры потребления материалов и изделий, а вовсе не к совершенствованию системы техрегулирования. Другой риск — строительным нормированием пытаются заниматься непрофессионалы, люди, не понимающие, для чего и как нормируется строительство.

Для профессионалов же ситуация видится вовсе не однозначной. В «Уведомлении о начале формирования технического комитета по стандартизации» приведен «Перечень национальных и (или) межгосударственных стандартов, которые предлагается разработать в области деятельности создаваемого комитета», и далее дается список из одиннадцати стандартов. Все эти стандарты являются европейскими (EN) или стандартами ISO, то есть, с самого начала планируется, по сути, введение норм, ориентированных на продукцию иностранных фирм. Эти стандарты хорошо известны среди специалистов, по большей части они переведены на русский язык, и любой желающий может ими воспользоваться. Но тут предлагают сделать эти документы нормативными, что сразу приведет к конфликту с уже действующими нормативными документами. Такая ситуация недопустима, и, например, мы будем выступать резко против. Из-за такого «двоевластия» руководству отрасли придется выбирать, какую ветвь нормирования оставить обязательной — традиционную, десятилетиями прорабатываемую нашими специалистами или переводную, иностранную. В первом случае будет неясно, для чего создается новый ТК, если все выпускаемые им документы не имеют силы. Во втором случае мы поставим нашу строительную отрасль под полный контроль иностранцев. Далее, нормативные документы всегда основываются на большом количестве многолетних исследований, как экспериментальных, так и теоретических. Проведение таких исследований в современных условиях крайне затруднено, это чуть ли не основная проблема обновления нормативных документов. А на чем будут основаны нормы, указанные в уведомлении? Смею предположить, что на переводах.

«СГ»: Но чем плохо введение иностранных норм? Разве нормирование, например, тепловой защиты зданий в России не отстает от европейского уровня?

В.Г.: Негатив от введения иностранных норм заключается в том, что это приведет к экспансии зарубежных производителей материалов и изделий. Причем не обязательно иностранные нормы и материалы будут лучше отечественных. Что касается тепловой защиты зданий, то нападки на соответствующие нормы были всегда. У меня имеется вырезка из газеты «Правда» за 1969 год, где также указано, что удельное потребление энергии в скандинавских странах в 1,5-2 раза меньше, чем в нашей стране, и предлагается ужесточить наши нормы. Но в Дании средняя температура января значительно выше нуля по Цельсию, там потребление энергии должно быть даже не в два, а в три раза меньше, чем в Москве! В нашей стране климат существенно отличается от климата европейских стран, в России другая структура строительства — в основном, многоэтажные жилые дома, а на всю Финляндию, например, до недавнего времени приходилось всего 14 домов выше девяти этажей! Хотя в той же Финляндии общее потребление энергии на человека значительно больше, чем в России. Да и нормы наши, в общем-то, жестче, чем европейские. В Финляндии при проектировании зданий нормируются и учитываются только теплопотери «по глади» ограждения, то есть без учета потерь через теплопроводные включения, так называемые мостики холода. Потери через теплопроводные включения учитываются только при расчете нагрузки на систему отопления и учитываются очень упрощенно. Такой подход при повышении требований приводит к увеличенному расходу утеплителя в ограждающей конструкции, но на снижение теплопотерь здания почти не влияет. В России же нормируются и учитываются совместные теплопотери и «по глади», и через теплопроводные включения ограждений, причем как при проектировании здания, так и при проектировании системы отопления. Другими словами, у нас нормируются теплопотери через всю конструкцию, а в Финляндии только через ее часть. Соответствующие методы проектирования с учетом теплопроводных включений у нас развиты гораздо лучше, чем в Европе. И учет теплопотерь через ограждающие конструкции у нас тоже, соответственно, полнее, конечно, если соблюдать наши нормы проектирования.

«СГ»: А они соблюдаются?

В.Г.: Минимальные требования к тепловой защите ограждающих конструкций зданий в России в большинстве случаев соблюдаются. А вот повышенные нормы к сопротивлению теплопередаче стен, к сожалению, в большинстве случаев нет — при учете теплопроводных включений это практически невыполнимо. При этом заинтересованные в увеличении толщины теплоизоляции лица настаивают на усилении именно этих требований. Хотя принятие таких требований приведет к увеличению стоимости строительства, а затем к массовому обману, а не к экономии энергии. В 1995 году требования к сопротивлению теплопередаче ограждающих конструкций были повышены в 2-3 раза. Авторы этого повышения обещали экономию энергии до 40%. И где эта экономия? Не было подведено никаких итогов компании, загублены предприятия, снизилась долговечность ограждающих конструкций. И теперь снова ставится вопрос об экономии энергии на 40%.

«СГ»: Какие проблемы технического регулирования наиболее существенны, с вашей точки зрения?

В.Г.: На наш взгляд, наибольшая проблема нашего технического регулирования в выстраивании единой системы по разработке, выпуску, контролю применения, а также сбору и анализу результатов применения всех нормативных документов. Ведь как происходит сейчас: существует большое количество выпущенных документов, как хороших, так и не очень, применение которых происходит выборочно или вообще не осуществляется. Контролирующие органы — экспертизы и инспекции — на наш взгляд, не полностью справляются с такой задачей. Статистика применения документов не накапливается. При очередном пересмотре любого документа этот наиболее важный статистический потенциал не задействован. Зато есть очень много желающих повысить требования. Нам кажется, что очень важно навести порядок в контроле за выполнением уже действующих документов и наладить взаимодействие между контролирующими органами и разработчиками.

 

Юлия ПАВЛОВА / «Строительная газета»